Category: семья

Токсичный Голубев не понимает. Что-то лепечет про поддержку народа и президента...

Евгений Феликсович Беркович
1 ч. ·
Человек просто не понимает, что он токсичен. Что он не может защитить от уголовного преследования своих ближайших подчиненных.
Он грезит о доверии Президента и третьем сроке.
Не работает Федеральная Служба безопасности по окружению губернатора любого региона без санкции Администрации Президента РФ.
Человеку деликатно намекают - уходи сам. Новый Генпрокурор. Нет Медведева в правительстве. Нет Дворковича. Равноудален Виктор Феликсович Вексельберг. Под стражей Абызов и Магомедовы.
Дали возможность уйти по хорошему Горбаню и Кушнареву.
Не понимает.
Ограниченное хуторское мышление.
Завтра побегут из здания по ул. Социалистической, 112. На биржу труда - никуда не возьмут.

Sergey Azarov Просто он конкретно приборзел. Имея такое рыло в пуху вякать что-то про силовиков, мешающих работать, арестовывающих хороших людей, можно и довякаться, товарищ берега явно потерял. Думаю, ему показали, что и главу его неприкасаемой вотчины можно тронуть. Ну, а не поймет, придут за ним за день до его официального объявления о походе за третьим сроком))

https://www.kommersant.ru/doc/4227802

Ленинский районный суд Ростова не удовлетворил ходатайство следователю о назначении подозреваемой в превышении должностных полномочий главе Белокалитвинского района Ольге Мельниковой меры пресечения в виде домашнего ареста. Заседание прошло в закрытом режиме. Оглашая решение, судья отметил, что следователь не предоставил весомых аргументов для заключения госпожи Мельниковой под домашний арест.

Судья также подчеркнул, что госпожа Мельникова подозревается в преступлении средней тяжести, имеет ряд хронических заболеваний и ранее не была судима. Также ее адвокаты предоставили ряд положительных характеристик.

Напомним, Ольгу Мельникову задержали сегодня в Ростове. В отношении нее возбуждено уголовное дело по ст.286 (превышение должностных полномочий). По версии следствия, в 2017 году район закупил шесть водонапорных башен, которые не соответствовали техническому заданию. Следователи полагают, что глава знала об этом и все равно подписала документы о приемке. Сумма ущерба оценивается в 2,5 млн руб. Ей грозит до четырех лет тюрьмы.

https://www.1rnd.ru/news/2640578/o-cem-govoril-gubernator-sem-vaznyh-zaavlenij-s-press-konferencii-vasilia-golubeva?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews&fbclid=IwAR3V5bAup4944utXNIt0Suh9PZLtI4CucdbFxHWKOAmIdq60mNAzRsM-vHE

Пока Васильюрич хорохорится и на пресс-конференции
собирается на третий срок
"при условии доверия президента"...
Ему передают привет...


Rostov com
Заказывали, получайте;
Задержана глава Белокалиивенского района Ольга Мельникова.
Одна из самых близких глав к Голубеву (опекала маму).
Серьезные люди передали привет голубернатору Ростовской области.
Слушание по мере пресечения в 16:30...


https://youtu.be/M4HbML1ZYKw

promo k0m2375 january 17, 2019 08:27 1
Buy for 100 tokens
https://www.youtube.com/watch?v=Dnf8-X7cMX8 https://www.youtube.com/watch?v=SbnfXRku_qk https://www.youtube.com/watch?v=AOYNrbWF0sU

Почему? Многодетная семья снимает жилье, пока разрушается их дом, купленный на материнский капитал

Изначально мошенники кинули многодетных, продав за маткапитал разрушающийся дом с земляными полами. И все чиновники промолчали...

Донская многодетная семья три года добивается, чтобы их разрушающийся дом признали непригодным. Никакие они не "бомжи". Муж-инвалид пашет на трех работах, чтобы обеспечивать семью, дети-умницы, спортсмены...

Сегодня они подали апелляционную жалобу, чтобы оспорить решение суда, который не встал на их сторону

09 апреля 2019 18:10

Ростов-на-Дону, 9 апреля 2019. DON24.RU. Мать шестерых детей – жительница донского края почти три года добивается, чтобы ее разрушающийся дом, купленный на деньги маткапитала, признали непригодным для проживания. Валентина Матюшина считает, что, если это будет сделано, семья сможет претендовать на внеочередное получение нового жилья или денежную компенсацию. Однако администрация принимает решения, на основании которых семья должна реконструировать дом. Сегодня адвокат, который защищает интересы Валентины, подал апелляционную жалобу в Ростовский областной суд – он будет оспаривать решение Аксайского районного суда. Корреспондент ИА «ДОН 24» изучил ситуацию с нескольких сторон.

Матюшины купили частный дом на улице Донской, 29, в хуторе Алитуб Верхнеподпольненского сельского поселения Аксайского района в 2013 году. Однако вскоре мать с семьей переехала оттуда, чтобы детей не забрали: приходили из органов опеки и предупредили, что она должна обеспечить детям нормальные условия жизни. Из-за того что Матюшины прописаны в этом разрушающемся аксайском доме, а по факту живут в другом месте – уже как шесть лет снимают квартиру в Левенцовском микрорайоне Ростова за свои деньги, – они лишены многих положенных им льгот. Например, семья не получает льгот по коммунальным расходам, дети вынужденно из-за другой прописки не посещают детский сад, лишены горячего питания в школе, бесплатных новогодних мероприятий и подарков, а также санаторно-куротного лечения и отдыха в детских лагерях. Также они не имеют адресной помощи, в рамках которой каждые три месяца многодетная семья вправе получать материальную помощь в виде денег, канцтоваров или другой продукции.

Семья Матюшиных

По словам адвоката Алексея Олейника, семья благополучная. Валентина – грамотная женщина, обладательница красного диплома, ее муж – в прошлом, как и его супруга, спортсмен, с утра до позднего вечера трудится маляром. Валентина ведет хозяйство и сидит с детьми, которые активно увлекаются спортом, занимается их обучением. В их семье растут чемпионы по дзюдо, ребята часто занимают призовые места, участвуют в научно-практических конференциях, конкурсах и олимпиадах. В этом году школа, куда сейчас ходят дети Валентины, выдвинула семью на Всероссийский конкурс «Семья года» за активное участие в социально значимых мероприятиях и общественной жизни района и города. Матюшины участвуют в номинации «Многодетная семья».

Бессмысленная реконструкция

Алексей утверждает, что приобретение жилья регулировалось специалистами Пенсионного фонда. Со слов самой Валентины Матюшиной, ни одна из сделок купли-продажи не проходит мимо внимания администрации хутора Алитуб Верхнеподпольненского сельского поселения, которая на момент покупки домовладения была в курсе этой сделки.

«В судебном порядке было установлено, что Пенсионный фонд контролировал сделку купли-продажи и давал согласие на обналичивание материнского капитала. Их специалисты перед покупкой дома знакомились с документами, в том числе техпаспортами, в которых, например, было указано, что дом имеет водяное отопление помимо печного, а первого не оказалось, что здесь деревянные полы, а их вообще нет. Поднимаешь линолеум, а под ним земля. Таким образом, перед покупкой дома была предоставлена недостоверная информация. Валентина подписала эту сделку, пожила с семьей в доме, и после первой зимы там начали трескаться потолок и стены. Появились трещины, которые были замазаны до приобретения жилья во время косметического ремонта. Дом в таком состоянии, что может завалиться в любой момент», – рассказал в разговоре с корреспондентом адвокат.

https://www.youtube.com/watch?v=4FTO_SsBwj4


Трещины на стенах в доме

Он отметил, что семья не обжаловала через суд покупку дома в течение трех лет по нескольким причинам. Во-первых, в случае расторжения договора купли-продажи она лишилась бы прописки и ей некуда было бы идти с детьми жить. Соответственно, Матюшины рассчитывали на помощь администрации, к которой семья обратилась еще в 2014 году. Во-вторых, прописка давала семье право на льготы и пособия, а также на определение детей в школу и решение других важных вопросов, в том числе трудоустройства. В-третьих, оспаривание сделки также лишило бы ее как покупателя возможности вернуть деньги, потраченные на покупку жилья.

«Факт продажи дома в ненадлежащем, неудовлетворительном техническом состоянии мог быть установлен, в частности, заключением межведомственной комиссии (которую собирает администрация. – Прим. ред.), из которого Валентина и могла бы узнать о том, что дом непригоден для проживания и был непригоден с момента его покупки, – соответственно, с этого момента оспорить законность данной сделки в суде. Но ведь администрация приложила все силы к тому, чтобы этого не произошло, возможно, чтобы снять ответственность с других госорганов, в частности с Пенсионного фонда РФ, который должен был проверять соответствие документов, не признавая дом непригодным», – пояснил Алексей.

Аксайский районный суд уже дважды – в 2016 и 2017 годах – отменял распоряжения и постановления администрации о том, что дом подлежит восстановлению. Однако невозможно через суд ставить вопрос о признании жилья непригодным для проживания – это компетенция межведомственной комиссии администрации Верхнеподпольненского сельского поселения.

https://www.youtube.com/watch?v=HI_9qXo-rCU


«Мы вызывали в суд эксперта, ранее исполнившего в 2016 году судебное заключение по состоянию дома, когда второй раз в 2017 году вновь пришлось отменять незаконное постановление администрации. При этом он убедительно подтвердил, что реконструкция возможна, но нецелесообразна, потому что затраты на реконструкцию значительно превысят стоимость самого жилья. С его слов, она возможна, только если полностью снести дом и на его месте возвести новый. Также эксперт в письменном заключении указал, что дом находится в аварийном состоянии и проживание в нем невозможно», – подчеркнул собеседник.

По словам адвоката, даже с учетом того, что Валентина собственник дома и потому отвечает за его содержание, следует принять во внимание то, что она многодетная мать, а также суть «Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания, многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции».

«Это Положение не предполагает, что межведомственная комиссия должна выносить свое заключение, исходя из каких-либо иных оснований, не регламентированных Положением, например по причине ненадлежащего содержания жилья со стороны собственника. Это не может являться предметом рассмотрения в суде при обжаловании спорных заключений и постановлений администрации. То есть если дом подходит по критериям непригодного для проживания, то комиссия обязана признать его непригодным. Признание дома непригодным для проживания в нем не может быть поставлено в зависимость от вины собственника допустившего его разрушение», – отметил он.

Третий суд

Из последнего распоряжения, которое администрация вынесла в декабре 2018 года, следует, что жилье должно быть реконструировано на деньги собственника.

Это решение администрации адвокат также попытался оспорить в Аксайском районом суде. В качестве обоснования среди прочего было отмечено, что обследование дома межведомственной комиссией в прошлом октябре проводилось без инструментального обследования и реального изучения конструктивных элементов здания, что нарушает требования Положения о признании жилого дома непригодным; что администрация не уведомила заранее надлежащим образом о дате, времени и месте проведения этого обследования, а сообщила об этом по телефону лишь за один день; что специализированная организация, проводящая обследование дома, а также соответствующий эксперт назначались без участия Валентины Матюшиной, Все обследование происходило на глазах Матюшиной и ее адвоката, которым никто из членов комиссии так и не представился. Не были подтверждены полномочия самого эксперта. А после завершения комиссией обследования Валентине было отказано в ее требовании об оформлении заключения комиссии на месте осмотра и предоставлении ей копии акта обследования, так как, по словам адвоката, кроме фотографирования дома никаких иных замеров и исследований не проводилось, поэтому итоговый акт и не мог быть объективным.

Однако в конце февраля 2019 года суд отклонил иск.

«Субъективное мнение административных истцов о том, что спорный дом является непригодным для проживания и не подлежит капитальному ремонту, не свидетельствует о незаконности оспариваемого решения комиссии, которое основано на заключении специализированной организации ООО «СтройПЭН», а также на иных документах и доказательствах, в том числе и эксперта ООО «ЮРЦЭО «АС-Консалтинг», – следует из решения.

Суд считает отчет технического обследования, составленный экспертом, грамотным: использовались сведения, полученные при осмотре дома, который проводился с учетом фотофиксации дефектов и повреждений конструкций здания, а также обмеров, необходимых для чертежей; техническая документация на дом; заключение строительно-технической экспертизы ООО «ЮРЦЭО «АС-Консалтинг». Не была поддержана и жалоба Валентины, на то, что ее не привлекали к работе Межведомственной комиссии.

«‹...› суд находит такой вывод административного истца ошибочным, так как, исходя из буквального толкования положений пунктов 45, 46 Положения, не усматривается обязанность комиссии привлекать собственников, не обратившихся в межведомственную комиссию», – написано в документах.

К слову, Алексей не согласен с этим выводом суда.

«Работа комиссии, исходя из логики и здравого смысла, это не только обследование жилого помещения, но и участие в составлении актов обследования и заключений на основе принятого решения. Матюшина, согласно Положению, является членом комиссии с правом совещательного голоса, а это значит, что она как член комиссии вправе участвовать в работе комиссии и никто не может лишить ее произвольно данного права», – пояснил адвокат.

Администрация стоит на своем

Из письменного ответа администрации Верхнеподпольненского сельского поселения следует, что она отрицает ведение и контроль сделки купли-продажи со своей стороны, так как это не входит в ее обязанности.

«О появлении данной семьи в х. Алитуб администрация узнала после того, как гр. Матюшина В.В. появилась на сходе граждан в июле 2014 года, поскольку они, согласно установленным правилам, не приходили в администрацию для регистрации сделки в похозяйственной книге», – говорится в письме.

Отмечается, что с момента подписания предварительного договора купли-продажи до регистрации сделки прошло более полугода: столько времени было, чтобы отказаться от заключения основного договора. Однако, по словам адвоката, формально, прошло лишь 22 дня с момента подписания предварительного соглашения.

«При совершении сделки стороны признали, что данное жилое помещение передается в состоянии, пригодном для проживания, соответствующим образом благоустроенное и соответствующее санитарным и техническим требованиям, что нашло свое отражение в содержании подписанного сторонами договора купли-продажи», – пояснили в администрации.

Там также подтвердили, что в 2016 и 2017 годах Аксайский районный суд отменял акты администрации в связи с нарушением проведения самой процедуры по признанию дома жилым или нежилым. В частности, в составе межведомственной комиссии не было соответствующих экспертов с необходимым оборудованием, впоследствии администрация устранила это нарушение. Ссылаясь на вышеупомянутое Положение, в ведомстве утверждают, что дом могут признать непригодным для проживания в тех случаях, когда инженерными и проектными решениями невозможно уменьшить критерии риска до допустимого уровня.

«...понятие непригодности жилого помещения для проживания предполагает невозможность привести жилое помещение в соответствие с установленными требованиями, с последующим сносом здания», – пишут власти.

По их словам, даже если реконструкция выходит дорогой, это не означает, что ее можно не проводить. Они утверждают, что слова эксперта о том, что в данном случае ремонт нецелесообразен, являются лишь его мнением, а итоговую оценку по дому все равно выносит межведомственная комиссия.

«Исключительным правом осуществлять оценку соответствия жилых домов (жилых помещений) установленным требованиям наделена межведомственная комиссия, которая по результатам своей работы принимает соответствующее решение с учетом всех фактических обстоятельств, в том числе изучает причины, которые привели к ухудшению технического состояния домовладения, отношение собственника к своему имуществу, осуществление собственником надлежащим образом обязанности по содержанию домовладения, а также изучает заключения эксперта в части возможности восстановления данного домовладения», – ответили корреспонденту.

По данным администрации, с тех пор как дом купила семья Матюшиных, его износ по отдельным критериям увеличился на 30% из-за неправильной эксплуатации, отсутствия ремонта несущих конструкций и ухода за прилегающей территорией.

СПРАВКА:
С 2015 года администрация Верхнеподпольненского сельского поселения поставила на учет семью Валентины Матюшиной в качестве нуждающейся в улучшении жилищных условий. В соответствии со статьей 57 Жилищного Кодекса РФ, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением случаев, установленных второй частью данной статьи. Согласно ей, вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются в том числе гражданам, жилые помещения которых признаны непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат. На территории поселения в настоящее время альтернативное жилье, которое может быть предоставлено этой семье в рамках программы по улучшению жилищных условий, отсутствует.

По мнению адвоката, в дело семьи должны вмешаться правоохранительные органы. К слову, с 2015 года Валентина ведет переписку с Правительством России по своему вопросу, была в приемной Владимира Путина, также имеются ответы от Уполномоченной при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой и Генеральной прокуратуры РФ. Однако дело в итоге перевели в Ростовскую область, затем в Ростов, а после снова в Аксайский район. После того как суд признал незаконным постановление администрации о реконструкции нового дома и обязал ее принять новое решение, в 2018-м многодетная мать писала заявления в прокуратуру и следком Аксайского района с просьбой возбудить уголовное дело о превышение должностных полномочий и злостном неисполнении решения суда. Это было связано с тем, что администрация не исполняла его более девяти месяцев. Заявления переадресовали в районное Управление Федеральной службы судебных приставов, через него удалось добиться вынесения предупреждения в отношении главы Верхнеподпольненского сельского поселения об уголовной ответственности и взыскании исполнительского сбора в размере 50 000 рублей.

Все фото предоставлены адвокатом Алексеем Олейником

«Поражает цинизм чиновников, которые не только не интересуются ее жизнью и не предлагают ей помощи, что подтверждается отсутствием в журналах приема и иной документации администрации Алитуба каких-либо записей и листов бесед с семьей Матюшиной, подтверждающих, что ими как-то интересовались и что-то предлагали. Более того, они всячески усугубляют ее жизнь, например я писал возражение в административную комиссию Аксая по поводу возбуждения в отношении Валентины Матюшиной дела об административном правонарушении: за якобы ненадлежащее содержание ею как собственником прилегающей территории домовладения. Эти документы вместе с протоколом из Аксая вернули обратно в Алитуб. Затем в 2019 году с Матюшиной без ее уведомления и участия по суду взыскали долг по свету за несуществующее расходование электричества и до сих пор снимают деньги с ее книжки в случае их поступления», – подытожил Алексей Олейник.

Анастасия Рычагова ИА «ДОН 24»

https://don24.ru/rubric/obschestvo/ne-vypuskat-donskaya-mnogodetnaya-semya-tri-goda-dobivaetsya-chtoby-ih-razrushayuschiysya-dom-priznali-neprigodnym.html

Умерла дочь Толмачева

Уразова и Иваниенко подлежат уголовному преследованию
https://k0m2375.livejournal.com/480387.html
Прошу считать эту статью официальным заявлением
о привлечении Уразовой С. и Иваниенко И.И.
к уголовной ответственности
за угрозы убийством меня и членов моей семьи.



Вначале 2013 года в СИЗО-1 города Ростова-на-Дону в камере 44 меня пытались отравить. Бригада «скорой помощи» с трудом меня откачала. Жаждущие моей смерти, видимо, не рассчитали дозировку. Маловато дали. Этот вопиющий факт никто не расследовал, как и тот, когда в СИЗО-1 приходил не имеющий отношения ко мне опер ЦПЭ (центр противодействия экстремизму) Иваниенко И.И. и открыто угрожал мне физической расправой. Свою акцию устрашения он повторил в Ленинском райсуде г. Ростова-на-Дону, когда пришел туда с табельным оружием, по указанию следователя ГУ МВД Уразовой. Сменил охранника и пообещал застрелить меня при инсценированном бегстве. Когда я об этом громогласно заявил в суде, Иваниенко как ветром сдуло. Написал заявление в правоохранительные органы. В возбуждении уголовного дела в отношении Иваниенко немотивированно отказали.

Активные действия по моему устрашению неоднократно предпринимала и сама следователь Уразова. Она в начале следствия устроила торг. Предложила взамен на свободу написать хороший теплый материал о заказчике моего пленения Ткачеве и компенсацию «бумажками с президентами» за незаконное пленение. После моего отказа и уличении ее в подложном дипломе, досрочных присвоений полицейских званий Уразова 21 марта 2013 года во втором следственном кабинете СИЗО-1 заявила мне, что пересажает всю мою семью, пока я 9 лет буду париться на нарах. Если не удастся меня посадить, то, с ее слов, я закончу свою жизнь в психиатрической больнице. Такую перспективу обрисовал ей тогда еще живой и при должности Ткачев. Запись о наглых угрозах Уразовой имеется в протоколе ознакомления с уголовным делом (2013 г.), а заявления о возбуждении уголовного дела в отношении Уразовой и Иваниенко — в самом деле. Не удивлюсь, если они исчезнут оттуда.

Если сюда добавить карцеры, специзоляторы, этапы в двойных наручниках и в железных пеналах, то к гадалке не надо ходить и так ясно, что каждый мой шаг подконтролен банде Ткачева. Открытых угроз и издевательств над плененным боевым офицером им оказалось мало. Когда меня по подложным документам и в нарушение статьи 73 п.1 УИК вывезли за 2000 км от Ростова-на-Дону в Оренбургскую область, перебросились на семью. Опер ЦПЭ (центр противодействия экстремизму) Иваниенко неоднократно встречал мою дочь возле подъезда, грозил изнасилованием, расправой и отправкой в тюрьму. Он же звонил внуку и постоянно твердил, что деда он больше не увидит. Мол его прикончат в тюрьме. Уже вдали от дома узнал, что эти мрази посадили мою дочь на три года, затаскали внука по судам, извели в конец жену. С трудом перенес свою безучастность по защите семьи.

И вот новое потрясение. Вышедшая на волю дочь скоропостижно скончалась, не исключаю отравление. Так как диагноз, от чего она умерла, патологоанатом так и не смог установить. Она могла мне многое рассказать о том, как над ней издевалась банда Ткачева. Надеюсь, я докопаюсь до истины. Пусть не надеются изверги, что преступления по отношению к моей семье им сойдет с рук. Правовое возмездие ткачевской ОПГ не за горами. Угрозы, высказанные Уразовой и Иваниенко еще в 2013 году, стали реальностью в 2018 г., и значит не подлежат другому толкованию кроме как особо тяжкое преступление в составе ОПГ. Поэтому Уразова и Иваниенко подлежат немедленному аресту. Эта трусливая шелупонь сразу сдаст всех участников моего заказного пленения и тех, кто преследует мою семью. Фамилии многих исполнителей мне доподлинно известны и я готов под протокол дать на них показания. Все сказанное подтверждено документально. Надеюсь на торжество закона.



Толмачев А.М.
ФКУ ИК-9, г. Акбулак
18 ноября 2018 г.

У тебя такой жопы никогда не будет

4 жены Захарченко

https://life.ru/t/%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F/1039826/kazanova_v_poghonakh_kak_polkovnik_zakharchienko_svoikh_zhienshchin_sodierzhal



— Саратовцева пришла как-то домой к Семыниной и, повернувшись к ней спиной и сняв штаны, обнажила тренированную задницу и заявила: "У тебя такой жопы никогда не будет!", — рассказывает друг семьи Захарченко. В качестве подарка к свадьбе невеста получила Porsche Cayenne за 6 миллионов, а также ювелирные изделия общей стоимостью в 350 тысяч долларов США. В коллекции Саратовцевой есть также роскошные украшения от Jacob&Co, David Morris, de Grisgono, отдельные экземпляры содержат в себе бриллианты общей массой по 20 карат. Стоимость одной такой вещи может превышать 300 тысяч долларов США.

Сразу после свадьбы пара стала жить в квартире площадью 250 квадратных метров на Пречистенской набережной с видом на Москву-реку, храм Христа Спасителя и Кремль. Сейчас семейное гнездышко Дмитрия Захарченко и Яны Саратовцевой выставлено на продажу. За люксовую квартиру риелторы просят 635 миллионов рублей.

Следствие выяснило, что в 2014 году, накануне развода, Яна Саратовцева стала шантажировать мужа, что она пойдёт в Службу собственной безопасности МВД РФ и расскажет им о его "бизнесе". Чтобы успокоить супругу, полковник подарил ей квартиру площадью свыше 100 квадратных метров в столичном районе Хамовники — недалеко от храма Христа Спасителя, в 1-м Зачатьевском переулке. Стоимость квартиры риелторы оценивают в 85 миллионов рублей.